Лекс Консалтинг

8 (3452) 403-434

gkh.lex@gmail.com  Skype: kg_lex

 

Правовые аспекты изъятия имущества из хозяйственного ведения государственных унитарных предприятий



Источник: А.Д. ЖАНЭ (СПС «Гарант»)

В деятельности государственных органов в настоящее время актуальна проблема, связанная с определением возможных случаев, а также порядка изъятия имущества из хозяйственного ведения государственных унитарных предприятий по решению собственника данного имущества (Российской Федерации, ее субъектов). Причина этому - отсутствие в законодательстве четкой регламентации указанных правоотношений, что, в свою очередь, вызывает необходимость проработки обозначенных вопросов на практике.

Изъятие имущества из хозяйственного ведения унитарных предприятий

Право на хозяйственное ведение имуществом является одним из вещных прав лиц (несобственников), приобретаемых в силу решения собственника данного имущества (Российской Федерации, субъектов РФ) и предполагающих владение, пользование и распоряжение имуществом в определенных ГК РФ пределах. При этом право хозяйственного ведения на имущество прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия по решению собственника (п. 3 ст. 299 ГК РФ).

В результате анализа приведенной нормы ГК РФ складывается впечатление, что основания прекращения права собственности и случаи правомерного изъятия имущества у предприятия собственником данного имущества рассматриваются как самостоятельные основания прекращения права хозяйственного ведения. Более того, прекращение права хозяйственного ведения на имущество по основаниям, предусмотренным для прекращения права собственности, исключает, по смыслу ст. 299 ГК РФ, необходимость последующего изъятия имущества у предприятия по решению собственника.

Однако в соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при:

1) отчуждении собственником своего имущества другим лицам;

2) отказе собственника от права собственности;

3) гибели или уничтожении имущества;

4) утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

По этим основаниям в силу п. 3 ст. 299 ГК РФ прекращается и право хозяйственного ведения. Что касается случаев правомерного изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия по решению собственника, о которых говорится в п. 3 ст. 299 ГК РФ, то следует заметить, что действующим законодательством они не определены <*>. Бесспорным в данной ситуации является только то, что первое, третье и четвертое из вышеуказанных оснований прекращения права собственности (права хозяйственного ведения) исключают необходимость последующего изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия собственником данного имущества.

--------------------------------

<*> В этом состоит одно из отличий права хозяйственного ведения от права оперативного управления, в отношении которого установлено, что собственник имущества, закрепленного за казенным предприятием или учреждением на праве оперативного управления, вправе изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению (п. 2 ст. 296 ГК РФ).

 

В соответствии со ст. 236 ГК РФ отказ от права собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на него другим лицом. Ввиду прекращения права хозяйственного ведения в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 299 ГК РФ, и с учетом запрета унитарным предприятиям на распоряжение имуществом, закрепленным за ними на праве хозяйственного ведения, установленного п. 2 ст. 295 ГК РФ, становится очевидным, что прекращению права хозяйственного ведения на имущество при отказе от него унитарным предприятием должно в обязательном порядке предшествовать принятие собственником имущества решения об изъятии указанного имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия. Это подтверждает несостоятельность исходящего из п. 3 ст. 299 ГК РФ вывода о невозможности изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия собственником при прекращении права хозяйственного ведения на данное имущество по основаниям, предусмотренным для прекращения права собственности. Изложенное позволяет, кроме того, сделать вывод и о том, что изъятие имущества по решению его собственника из хозяйственного ведения унитарного предприятия возможно лишь в случае отказа унитарного предприятия от хозяйственного ведения данным имуществом. Изъятие имущества собственником в иных случаях представляется неправомерным.

Из приведенных соображений, по-видимому, исходят и высшие судебные инстанции. Так, например, в соответствии с п. 40 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", при разрешении споров необходимо учитывать, что собственник (управомоченный им орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления по распоряжению имуществом, принадлежащим государственным (муниципальным) предприятиям на праве хозяйственного ведения, по требованиям этих предприятий должны признаваться недействительными.

Данная позиция судебных органов основывается, кроме того, на норме, содержащейся в п. 4 ст. 216 ГК РФ, в соответствии с которой вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном ст. 305 Кодекса. Это по сути означает, что унитарные предприятия пользуются всеми правами, предоставленными законом собственнику на судебную защиту закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения имущества, включая право на предъявление виндикационного и негаторного исков, в том числе и в отношении собственника указанного имущества.

Порядок изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарных предприятий

Решение вопроса о порядке изъятия имущества собственником из хозяйственного ведения унитарного предприятия тесно связано с определением порядка отказа соответствующим предприятием от права хозяйственного ведения на данное имущество.

Исходя из смысла норм ст. 236 и п. 3 ст. 299 ГК РФ, предприятие может отказаться от права хозяйственного ведения на имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.

Однако практическая реализация объявления унитарным предприятием об отказе от хозяйственного ведения на имущество представляется несколько затруднительной.

Так, например, в действующем законодательстве отсутствует определенность относительно формы объявления об отказе унитарного предприятия от права хозяйственного ведения на имущество (устной либо письменной). В этой связи необходимо обратиться к практике рассмотрения указанной проблемы высшими судебными инстанциями.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел протест заместителя Председателя ВАС РФ на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 7 июля 1999 г. по делу N А71-327/99-А5.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Конкурсный управляющий государственным предприятием "Автобаза "Удмуртмелиорация" обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к Правительству Удмуртской Республики и Управлению федерального казначейства по Удмуртской Республике о признании недействительными п. 2, 3 Постановления Правительства Удмуртской Республики от 30 декабря 1997 г. N 1213 "О создании закрытого акционерного общества "Союзжилстрой" с имущественным вкладом Удмуртской Республики".

Исковое требование мотивировано тем, что в результате издания оспариваемого Постановления из хозяйственного ведения истца были изъяты объекты недвижимого имущества, закрепленные за ним в соответствии с договором от 20 ноября 1996 г., заключенным между Государственным комитетом Удмуртской Республики по собственности и государственным предприятием "Автобаза "Удмуртмелиорация". Однако из положений ст. 295 Гражданского кодекса РФ следует, что собственник может изъять имущество из хозяйственного ведения предприятия лишь в случае принятия решения о его реорганизации или ликвидации. Соответствующих решений принято не было.

Третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора, судом привлечены ОАО "Союзжилстрой", ЗАО "Научно-производственное объединение "Союз-1", Министерство сельского хозяйства Удмуртской Республики и Государственный комитет Удмуртской Республики по собственности.

Решением от 7 июля 1999 г. иск удовлетворен.

Определением от 25 августа 1999 г. апелляционная жалоба ОАО "Союзжилстрой" была возвращена без рассмотрения, поскольку подана с пропуском срока на обжалование.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагается решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ГП "Автобаза "Удмуртмелиорация" письмом от 8 декабря 1997 г. N 23, адресованным Правительству Удмуртской Республики и Государственному комитету Удмуртской Республики по собственности, просило исключить из хозяйственного ведения предприятия следующее имущество: административно-бытовой корпус и закрытую стоянку для автомобилей, механизированную мойку.

Постановлением Правительства Удмуртской области от 30 декабря 1997 г. N 1213 (в ред. от 11 февраля 1998 г. N 96) Государственному комитету Удмуртской Республики по собственности поручалось внести в счет оплаты уставного капитала создаваемого ОАО "Союзжилстрой" упомянутое недвижимое имущество ГП "Автобаза "Удмуртмелиорация", осуществив мероприятия по исключению этого имущества из хозяйственного ведения предприятия.

Признавая недействительными оспариваемые п. 2, 3 указанного Постановления, арбитражный суд исходил из того, что, несмотря на принятие решения об изъятии имущества у государственного предприятия с согласия самого предприятия, это решение не соответствует требованиям ст. 209, 295, 299 Гражданского кодекса РФ, в связи с чем оно должно быть признано недействительным. Кроме того, изъятие имущества у государственного предприятия, являющегося в настоящее время банкротом, лишило кредиторов возможности удовлетворить свои требования за счет этого имущества.

Однако судом не учтено следующее.

В соответствии с п. 3 ст. 299 ГК РФ право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом прекращаются по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника.

Пунктом 1 ст. 235 Кодекса установлено, что право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Поэтому арбитражному суду следовало иметь в виду, что действующим законодательством для государственного унитарного предприятия предусмотрена возможность отказаться от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения.

Арбитражный суд, принимая решение, не проанализировал обстоятельств прекращения у ГП "Автобаза "Удмуртмелиорация" права хозяйственного ведения на спорное имущество, не установил действительных мотивов передачи предприятием находившегося у него на праве хозяйственного ведения имущества собственнику.

Не выяснено, в связи с чем произведено отчуждение спорного имущества: ввиду отсутствия у предприятия возможности для дальнейшего рационального его использования либо с целью избежать обращения взыскания на это имущество по долгам кредиторов в случае банкротства предприятия.

В связи с неисследованностью указанных обстоятельств решение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 187 - 189 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ постановил:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 7 июля 1999 г. по делу N А71-327/99-А5 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда <*>.

--------------------------------

<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 31 июля 2001 г. N 1198/01.

 

Таким образом, несмотря на неурегулированность в законодательстве вопроса, связанного с формой объявления об отказе унитарного предприятия от права хозяйственного ведения на имущество, следует констатировать необходимость изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия собственником имущества исключительно на основании письменного отказа унитарного предприятия от права хозяйственного ведения. Отсутствие такого письменного отказа может впоследствии послужить основанием для обжалования унитарным предприятием решения собственника об изъятии имущества из хозяйственного ведения данного предприятия и удовлетворения данного требования судом на основании п. 4 ст. 216 ГК РФ.

В отношении отказа унитарного предприятия от права хозяйственного ведения на имущество в результате совершения других действий, определенно свидетельствующих об устранении предприятия от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество, указанные действия, по-видимому, должны носить лишь фактический характер, после чего имущество может быть изъято собственником.



Вернуться к разделу статей

Расчет нормативной численности персонала: для организаций ЖКХ, энергетики, бюджетных учреждений

Инвестиционные программы в сфере ЖКХ