Лекс Консалтинг

8 (3452) 403-434

gkh.lex@gmail.com  Skype: kg_lex

 

Выдержки из концепции развития корпоративного законодательства до 2008 г.



Источник: http://www.nccg.ru/site.xp/051048055053124057056056124.html

Особенности регулирования интегрированных бизнес-структур

Отсутствие развитой системы регулирования деятельности интегрированных бизнес-структур затрудняет их эффективное функционирование, и позволяет ущемлять интересы миноритарных акционеров, в том числе в дочерних компаниях.

Действующим законодательством предусмотрены различные нормы регулирования связанных между собой юридических лиц: регулирование аффилированных лиц, основных и дочерних обществ, зависимых и преобладающих обществ и др. Необходимо обеспечить совершенствование данных норм с учетом сложившейся практики и имеющегося отечественного и зарубежного опыта.

Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации определили статус основного общества по отношению к дочернему и, в частности, солидарную ответственность по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение указаний основного, а также субсидиарную ответственность основного общества при банкротстве дочернего по вине первого. Однако закон «Об акционерных обществах» фактически лишил силы эти нормы и ввел презумпцию «невлияния» основного общества за действия дочернего общества. Он установил, что «основное общество (товарищество) считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества». В случае же доведения дочернего общества до банкротства, основное общество (товарищество) несет ответственность только в том случае, если оно совершило эти действия, «заведомо зная» о том, что они повлекут за собой неблагоприятные последствия.

Таким образом, квалифицирующим признаком действий юридического лица стала вина в форме умысла, что крайне затрудняет доказательство вины и применение данных норм. Это повышает риски участников корпоративных отношений и снижает ответственность отдельных участников за недобросовестные действия.

Представляется целесообразным внести в закон «Об акционерных обществах» изменения, направленные на исключение презумпции «невлияния» материнской компании. Одновременно может быть расширен примерный перечень случаев, когда основное общество признается имеющим право давать дочернему обществу обязательные указания.

В регулировании интегрированных бизнес-структур особую роль играет перекрестное владение акциями. Если акции материнской компании приобретаются подконтрольной (дочерней) компанией и в дальнейшем голосуют на общих собраниях акционеров, то происходит искажение волеизъявления акционеров, поскольку волю дочернего общества, по сути дела, определяют менеджеры материнской компании. Негативные последствия с точки зрения корпоративного управления также возникают при осуществлении скупки акций основного общества в интересах менеджеров за счет использования дочерними обществами кредитных ресурсов под обеспечение собственным имуществом. Подобная схема способна увеличить как риск неплатежеспособности дочернего общества, так и риск обращения взыскания на имущество основного общества по обязательствам дочернего.

Для предотвращения негативных последствий и улучшения корпоративного управления следует ввести ограничения на приобретение дочерними хозяйственными обществами акций основных обществ. На законодательном уровне целесообразно четко установить допустимый предел для такого перекрестного владения. При этом в расчет должны приниматься как акции, принадлежащие самому основному обществу, так и акции, принадлежащие другим его дочерним обществам. Следует распространить данное ограничение как на обыкновенные, так и на привилегированные акции, поскольку последние при определенных обстоятельствах также могут становиться голосующими. Акции основного общества, приобретенные дочерним обществом в нарушение данного ограничения, должны признаваться временно не голосующими вплоть до их отчуждения третьим лицам и исключаться из общего количества голосующих акций, принимаемого для целей определения кворума (подобно тому, как это происходит с акциями, приобретенными самим эмитентом). Аналогичный подход следует распространить на общества с ограниченной ответственностью.

Гарантией защиты прав инвесторов должна являться обязанность основного общества по раскрытию сведений обо всех дочерних обществах, например, через печатные средства массовой информации или на сайте в системе Интернет на регулярной основе.

Ряд правовых затруднений связан с таким институтом, как передача функций единоличного исполнительного органа общества другому юридическому лицу (управляющей организации). Необходимо законодательно урегулировать ряд возникающих на практике проблем:

  • установить запрет на совмещение функций единоличного исполнительного органа управляющей организации хозяйственного общества и председателя совета директоров данного общества;
  • определить баланс полномочий между органами управляющей организации  при осуществлении сделок и иных действий от имени и за счет управляемого хозяйственного общества;
  • определить возможность выполнения функций управляющей организации для некоммерческих организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность;
  • определить объем и характер ответственности управляющей организации перед управляемым обществом и третьими лицами (кредиторами и акционерами управляемого общества).

В целях эффективности управления имуществом и финансами крупных интегрированных бизнес-структур предлагается внести в гражданское законодательство изменения, дающие возможность централизованного управления финансами, а также обеспечить адекватное законодательное регулирование режима финансирования, осуществляемого между хозяйственными субъектами в рамках интегрированной бизнес-структуры.

Налоговое регулирование группы связанных лиц

Согласно российскому налоговому законодательству каждое юридическое лицо представляет собой самостоятельный субъект налогового права, независимо от того, является ли оно членом какой-либо группы связанных лиц. Таким образом, консолидированный учет и отчетность в России не имеют законодательно установленного статуса.

Такая позиция системы российского налогового права не соответствует экономической сущности деятельности группы связанных лиц (интегрированной  бизнес-группы), которая, по сути, является единым бизнесом. Необходимо на законодательном уровне решить вопрос о консолидированной отчетности и переходе на международные стандарты финансовой отчетности (МСФО).

Целесообразно установление специального налогового регулирования группы связанных лиц, которое  можно формализовать в Налоговом кодексе как один из специальных налоговых режимов. Группа связанных лиц (группа компаний, интегрированная бизнес-группа) должна рассматриваться для целей налогообложения как один налогоплательщик независимо от количества юридических лиц, входящих в группу и находящихся под общим контролем. В случае же совершения сделок по экспорту или импорту товаров между отдельными юридическими лицами – членами группы, находящимися в разных государствах, такие сделки в соответствии с общепризнанным международным принципом должны заключаться по рыночным ценам.

Преимущества введения специального налогового регулирования группы связанных лиц:

  • раскрытие информации об отношениях аффилированности будет экономически выгодно для компаний;
  • государство снизит потери от непоступления налогов, вызванные применением трансфертного ценообразования (сейчас налоговый контроль за ценой сделки между взаимозависимыми лицами неэффективен из-за простоты сокрытия отношений взаимозависимости).

Группе лиц следует вменить обязательное составление консолидированной (сводной) отчетности.

Вопрос о возможности применения внутри холдинга трансфертного ценообразования необходимо решать во взаимосвязи с определением справедливости выплачиваемых дивидендов в дочерних компаниях холдинга.



Вернуться к разделу статей

Расчет нормативной численности персонала: для организаций ЖКХ, энергетики, бюджетных учреждений

Инвестиционные программы в сфере ЖКХ