Лекс Консалтинг

8 (3452) 403-434

gkh.lex@gmail.com  Skype: kg_lex

 

Проблемы сочетания централизованного управления холдингом со стремлением снизить риски



Источник: Прокопович Д.А., http://www.cfin.ru


За последнее десятилетие холдинги как прогрессивная форма организации бизнеса, позволяющая значительно повысить его устойчивость и конкурентоспособность, получили широкое распространение в России. Несмотря на правовую «непроработанность» данного понятия и существующие законодательные ограничения, холдинги образуются не только в крупном, но и в среднем и даже в малом бизнесе.

Привлекательность данного вида организации бизнеса во многом определяется возможностями, которые он предоставляет предпринимателям. Основными среди них, на наш взгляд, являются:

  • возможность снижения предпринимательских рисков;
  • возможность перераспределения средств внутри холдинга;
  • возможность установления централизованного управления в холдинге.

Однако существующие в разных странах нормы налогового и антимонопольного законодательства, гражданского и акционерного права, направленные на защиту прав кредиторов и миноритарных акционеров (участников) дочерних обществ, а также соответствующие фискальной политике государства, вносят существенные ограничения реализации указанных возможностей. Так, например, перераспределение средств внутри холдинга существенно ограничено нормами налогового законодательства, а возможности централизации управления в холдинге противопоставлена возможность наступления солидарной или субсидиарной ответственности основного общества по обязательствам дочернего, а также возмещения убытков, причиненных дочернему обществу.

В предлагаемой Вашему вниманию статье проводится анализ положений российского законодательства, которые представляют собой наиболее существенные ограничения применения централизованного управления в холдинге, даются рекомендации по созданию рациональной структуры холдинга и осуществлению централизованного управления с учетом таких ограничений.

В соответствии с базовыми принципами мирового корпоративного права в российском законодательстве прописаны нормы, согласно которым акционер (участник) не отвечают по обязательствам общества и несет риск убытков в пределах принадлежащих ему акций (долей); общество не отвечает по обязательствам своих акционеров (участников); дочернее общество не несет ответственности по долгам основного. Холдинг, построенный по принципу участия, как нельзя лучше использует эти правила, превращая их в преимущества. Поэтому организация бизнеса в виде холдинга позволяет снизить предпринимательские риски за счет того, что холдинг состоит из юридически независимых организаций, каждая из которых не несет ответственности по обязательствам остальных [1].

Одновременно с этим в холдинге зачастую возникает необходимость в централизации управления. Осуществление стратегического планирования развития холдинга, контроль реализации выработанных стратегий, стандартизация деятельности (продукции), разработка и проведение единой политики, составление единого бюджета доходов и расходов и даже оперативное управление — далеко не исчерпывающий перечень управленческих функций, которые в зависимости от специфики организаций, входящих в холдинг, целесообразно передать общему руководству.

Однако в соответствии с нормами гражданского и акционерного права России оформленная соответствующим образом централизация управления в холдинге сопровождается возможностью наступления различного вида ответственности головной (управляющей) организации перед кредиторами и миноритарными акционерами других организаций, входящих в холдинг. В таких ситуациях риски и ответственность головная организация будет нести совместно с другими компаниями, входящими в холдинг, как если бы они действовали в рамках единой организации. Эффект снижения рисков, который представляется нам существенным преимуществом холдинга, не достигается в полной мере. Как показано на рис. 1, требования законодательства, определяющие процесс централизованного управления в холдинге и предусматривающие расширение ответственности, входят в конфликт со стремлением минимизации рисков.

Рис. l. Проблема сочетания централизованного управления со стремлением снизить риски в холдинге

В упрощенном виде, применение централизованного управления в холдинге для головной компании «чревато» следующими последствиями:

  • привлечением головной компании к субсидиарной ответственности при банкротстве другой организации, входящей в холдинг;
  • привлечением головной организации к солидарной ответственности по сделкам, заключенным другой компанией, входящей в холдинг;
  • возложением на головную компанию обязательств по возмещению убытков остальным акционерам другой организации, входящей в холдинг.

Условия наступления каждого вида ответственности различны. Проанализируем нормы российского законодательства, регулирующие эти вопросы, и определим основания, на которых может осуществляться централизованное управление в холдинге, а также условия его осуществления, которые не повлекут за собой расширения границ ответственности в холдинге.

В соответствии с действующим законодательством ответственность головной компании по обязательствам других организаций, входящих в холдинг, может наступить по следующим основаниям:

  1. по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 3 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) и п. 3 ст. 3 Федерального закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), касающимся акционера (участника) или другого лица, имеющего право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеющего возможность определять его действия. В соответствии с указанными нормами на таких акционеров (участников) или других лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам общества, в случае его несостоятельности (банкротства), если его несостоятельность вызвана действиями (бездействием) указанных акционеров (участников) или других лиц;
  2. по основаниям, предусмотренным ст. 105 Гражданского кодекса РФ (далее — Гражданский кодекс), ст. 6 Закона об АО и ст. 6 Закона об ООО, касающимся основного общества (товарищества). Общество (товарищество) является основным по отношению к другому (дочернему) обществу, если первое в силу преобладающего участия в уставном капитале второго либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом. В соответствии с указанными статьями основное общество несет субсидиарную ответственность при банкротстве дочернего общества, наступившего по вине основного, и отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным дочерним обществом по указанию основного, к тому же другие акционеры (участники) дочернего общества вправе требовать с основного общества возмещения убытков, причиненных дочернему обществу по вине основного.

Как справедливо отмечает Д.И. Дедов [2], «пункт 3 ст. 6 Закона, регулирующий отношения между основным и дочерним обществами, не противоречит положениям п. 3 ст. 3 Закона, которые посвящены не только основному обществу, но и всем другим акционерам». Основания наступления субсидиарной ответственности головной организации, предусмотренные ст. 6 Закона об АО и ст. 6 Закона об ООО, совпадают с основаниями, предусмотренными ст. 3 Закона об АО и ст. 3 Закона об ООО, поскольку основное общество может быть признано акционером (участником) или другим лицом, имеющим право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеющим возможность определять его действия, равно как и акционер (участник) или другое лицо, имеющее право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеющее возможность определять его действия, кроме случаев, когда этот акционер (участник) является физическим лицом, может быть признан основным обществом.

Ст.3 Закона об АО и ст. 3 Закона об ООО устанавливают общее правило наступления субсидиарной ответственности акционеров (участников) и других лиц, имеющих право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеющих возможность определять его действия, при банкротстве общества, которое произошло по их вине. Ст. 6 Закона об АО и ст. 6 Закона об ООО конкретизируют данное правило для случая, когда акционерами (участниками) и другими лицами, имеющими право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеющих возможность определять его действия, являются юридические лица, для чего вводится понятие основного общества, а также дополнительно к субсидиарной ответственности основного общества при банкротстве дочернего общества предусматривается солидарная ответственность основного общества по сделкам и право других акционеров дочернего общества требовать с основного общества возмещения убытков. Рис. 2 иллюстрирует данную ситуацию.

Рис. 2. «Пересечение» оснований наступления ответственности в холдинге

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что непременным условием ситуации, в которой могут возникнуть основания для наступления ответственности головной организации по обязательствам других компаний, входящих в холдинг, является признание ее в качестве основного общества по отношению к этим компаниям.

Первым обстоятельством, в связи с которым головная организация может быть признана основным обществом по отношению к другим компаниям, входящим в холдинг, является ее преобладающее участие в капитале этих компаний. Хотя понятие преобладающего участия требует разъяснения (так, например, В. Федчук [3] считает, что в некоторых ситуациях возможно получение статуса основного общества даже при обладании менее 20% голосующих акций), в холдингах, которые в большинстве своем организованы по принципу участия, именно по этому критерию головная организация будет признана основным обществом.

Вторым таким обстоятельством может стать наличие между головной организацией и другими компаниями, входящими в холдинг, договора, в соответствии с которым головная организация имеет возможность определять решения, принимаемые этими компаниями. Среди юристов нет однозначного мнения по поводу того, можно ли относить к таким договорам договор об управлении (о передаче функций исполнительного органа). Д.И. Дедов [4] и И. Шиткина [5], например, считают, что договор об управлении, в силу которого одно общество выполняет функции исполнительного органа другого общества, не относится к числу договоров, создающих отношения зависимости.

В любом случае следует избегать заключения внутри холдинга договоров, которые дают возможность одним организациям определять решения, принимаемые другими, как одного из условий признания общества основным, которое, в конечном итоге, может привести к возникновению ответственности одних организации, входящих в холдинг, по обязательствам других.

Поскольку перечень обстоятельств, в связи с которыми общество признается основным, не является исчерпывающим, с осторожностью следует относиться к упоминанию в официальных документах холдинга о любой иной возможности определять одними организациями, входящими в холдинг, решения, принимаемые другими.

Так как нами определено, что головная организация, в большинстве случаев, является основным обществом по отношению к другим компаниям, входящим в холдинг, то представляется необходимым более подробно рассмотреть основания наступления ответственности основного общества по долгам дочерних.

Основания возникновения солидарной ответственности

Согласно Гражданскому кодексу, Закону об АО и Закону об ООО, основное общество, которое имеет право давать обязательные указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Иными словами, для наступления солидарной ответственности не достаточно, чтобы основное общество имело возможность определять решения дочернего общества, как это предусмотрено в определении основного общества, необходимо также, чтобы основное общество имело право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания.

Закон об АО уточняет, что основное общество считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества. Фактически такое уточнение сужает основания возникновения солидарной ответственности основного общества. Ни Гражданский кодекс, ни Закон об ООО такого уточнения не содержат.

Основания возникновения субсидиарной ответственности

Согласно Гражданскому кодексу, Закону об АО и Закону об ООО, основное общество несет субсидиарную ответственность в случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества, наступившей по вине основного. Значит, при наступлении несостоятельности дочернего общества ответственность основного общества наступает независимо от наличия права давать обязательные указания дочернему обществу, но только при наличии вины основного общества.

Как и в случае солидарной ответственности, Закон об АО вносит уточнение, которое не содержится ни в Гражданском кодексе, ни в Законе об ООО, согласно которому несостоятельность (банкротство) дочернего общества считается произошедшей по вине основного общества только в случае, когда основное общество использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действий, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность (банкротство) дочернего общества.

Таким образом, основным условием привлечения основного общества к субсидиарной ответственности являются преднамеренные действия, способствующие наступлению несостоятельности дочернего общества.

Следует также обратить внимание на то, что Закон об АО подразумевает, что основанием наступления субсидиарной ответственности является наличие у основного общества права давать дочернему обществу обязательные для последнего указания и (или) возможности определять решения, принимаемые дочерним обществом. Следовательно, к субсидиарной ответственности при банкротстве дочернего общества может быть привлечено любое основное общество (при наличии его вины), а не только такое, право которого давать дочернему обязательные для последнего указания зафиксировано в уставе или договоре. В связи с этим мы не можем согласиться с выводом, к которому приходит Д.И. Дедов [6], говоря о том, что основное общество несет ответственность по долгам дочернего (как солидарную — по сделкам, так и субсидиарную — при банкротстве), только если оно имеет специально оговоренное право давать обязательные указания дочернему обществу, закрепленное в уставе и/или договоре.

Основания возникновения обязательств По возмещению убытков

Все сказанное по поводу оснований наступления субсидиарной ответственности также справедливо для определения оснований возникновения обязательств по возмещению другим акционерам (участникам) дочернего общества убытков, причиненных по вине основного общества.

Основания наступления ответственности основного общества обобщены в табл. 1.

Таблица 1
Основания возникновения ответственности в холдинге

Таким образом, чтобы избежать неблагоприятных последствий для холдинга при централизованном управлении, можно дать следующие рекомендации:

  1. Для предотвращения возникновения оснований для привлечения головной организации, признанной основным обществом, к субсидиарной ответственности, равно как и для предъявления ей требований других акционеров о возмещении убытков перед осуществлением каких-либо существенных действий по управлению дочерним обществом необходимо, чтобы совет директоров и остальные акционеры (участники) дочернего общества письменно подтвердили (в форме справки или расчета), что данные действия при нормальном развитии событий не повлекут за собой банкротства дочернего общества и не причинят ему убытков. Таким образом, основное общество будет иметь доказательство, что оно не только не предполагало наступление банкротства дочернего общества вследствие таких действий, но и напротив, было убеждено, что вследствие этих действий банкротства не наступит.
  2. Для предотвращения возникновения оснований для привлечения головной организации к солидарной ответственности необходимо избегать давать прямые указания другим компаниям, входящим в холдинг, а также заключать с ними какие-либо договора (в том числе на управление), предусматривающие право головной организации давать обязательные указания, равно как и предусматривать такое право в уставах компаний, входящих в холдинг.

Приведем простой пример того, как организовать эффективное централизованное управление в холдинге и одновременно избежать прямых обязательных указаний. Представляется целесообразным не передавать головной организации функции исполнительного органа остальных компаний, входящих в холдинг. Вместо этого каждая компания должна иметь собственный исполнительный орган — директора, который будет нести ответственность за все решения, принимаемые в процессе хозяйственной деятельности. В холдинге выделяется специализированная организация (их может быть несколько), с которой все остальные компании, входящие в холдинг, заключают договора на ведение бухгалтерского учета, выполнение функций финансово-экономического, юридического и других отделов. Так происходит централизация административно-управленческих функций в рамках холдинга, которая помимо снижения управленческих расходов позволяет осуществлять постоянный контроль за деятельностью компаний, входящих в холдинг, проводить единую корпоративную политику и способствует реализации единой стратегии развития холдинга.

Таким образом реализуется распространенная формула корпоративного управления: «диверсификация управления — централизация контроля». Функции управления текущей хозяйственной деятельностью и соответствующая ответственность будет возложена на единоличные исполнительные органы компаний, входящих в холдинг. А головная организация будет иметь возможность осуществлять стратегическое управление всеми компаниями в рамках общего собрания акционеров (участников), оказывать влияние на текущее управление компаниями посредством назначения директоров, а также осуществлять оперативный контроль за их деятельностью с помощью специализированных служб. При этом будет исключена ситуация, когда головная организация дает обязательные указания, следовательно, исключается ситуация, когда она будет нести солидарную ответственность.

Итак, для избежания расширения границ ответственности головная организация должна воздерживаться от дачи прямых обязательных указаний другим компаниям, входящим в холдинг. Но возникает следующий вопрос: если решение принимается общим собранием акционеров компании, в капитале которой головная организация имеет преобладающее участие, то можно ли это решение квалифицировать как исходящие от головной организации обязательные указания, и будет ли головная организация нести ответственность за его последствия? Д.И. Дедов [7], например, считает, что «само по себе преобладающее участие в капитале дочернего общества, позволяющее влиять на принятие решений на общем собрании акционеров дочернего общества, не является основанием для привлечения основного ... общества к ответственности по долгам дочернего общества. Для возникновения ответственности необходимо наличие конкретных действий (решений, указаний) органов управления основного общества, напрямую влияющих на принятие тех или иных решений дочерним обществом». Тем не менее, однозначного ответа на этот вопрос пока нет.

Признание принятия решения на общем собрании акционеров за факт того, что основное общество воспользовалось имеющейся у него возможностью определять решения, принимаемые дочерним обществом, повлечет за собой создание ситуации, в которой станет возможным возникновение субсидиарной ответственности при банкротстве и обязательств по возмещению убытков. Следовательно, необходимо с осторожностью относиться к принятию на общем собрании акционеров решений, которые непосредственно могут сказаться на финансовом состоянии дочернего общества. В частности, к компетенции общего собрания акционеров в ряде случаев относится принятие решения по крупным сделкам и сделкам, в совершении которых есть заинтересованность. Решения по этим вопросам могут непосредственно повлиять на финансовое состояние дочернего общества.

В случае же, если головная организация участвует в принятии таких решений, то следует воспользоваться первой рекомендацией и постараться обезопасить головную организацию от расширения границ ответственности, потребовав, чтобы остальные акционеры подконтрольной организации документально подтвердили, что такие решения не приведут к ее банкротству и не причинят ей убытков.

Что касается вариантов организации управления в холдинге, то А.В. Дягилев [8] в качестве наиболее распространенных рассматривает следующие:

  • управление посредством реализации прав, предоставляемых долями участия в управляемой компании;
  • управление посредством приобретения функций единоличного исполнительного органа управляемой компании;
  • управление предприятием как приобретенным имущественным комплексом.

Принимая во внимания все вышеизложенные рекомендации и оговорки, из указанных вариантов самым безопасным для холдинга с точки зрения недопущения расширения границ ответственности является первый. Для достижения всех преимуществ, которые способна предоставить организация бизнеса в виде холдинга, необходимо учитывать выявленные в данной статье особенности российского законодательства при создании и управлении холдингом.

 

Сноски

  1. Особенности правового статуса холдинга — не единственная возможность снижения рисков, этому также в значительной степени способствует диверсификация видов деятельности.
  2. Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право). Учебное пособие/Под ред. Е.П. Губина. — М.: Издательство «Зерцало», 1999. — с. 76.
  3. Федчук В. Холдинг: эволюция, сущность, понятие//Хозяйство и право. — 1996.
  4. Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право). Учебное пособие /Под ред. Е.П.Губина. — М.: Издательство «Зерцало», 1999. — с. 86.
  5. Шиткина И. Проблемы предпринимательских объединений.//Хозяйство и право. — 2000. — № 6. — с. 16.
  6. Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право). Учебное пособие /Под ред. Е.П. Губина. — М.: Издательство «Зерцало», 1999. — с. 75.
  7. Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право). Учебное пособие /Под ред. Е.П. Губина. — М.: Издательство «Зерцало», 1999. — с. 75.
  8. Дягилев А.В. Проблемы создания и деятельности холдинговой компании в России//Юридический мир. — 2000. — № 1. — с. 33.


Вернуться к разделу статей

Расчет нормативной численности персонала: для организаций ЖКХ, энергетики, бюджетных учреждений

Инвестиционные программы в сфере ЖКХ