Лекс Консалтинг

8 (3452) 403-434

lex@g-k-h.ru  Skype: kg_lex

 

Интервью руководителя Федеральной службы по тарифам С.Г. Новикова «Решения регулирующих органов влекут за собой мгновенную реакцию рынка»



С текущего года распределительные сетевые компании в России начали переход на принципиально новую систему тарифное регулирование на основе RAB (от англ. regulatory asset base — регулируемая база задействованного капитала). О том, для чего это делается, как будет организована работа сетей и регулирующих органов и какого эффекта можно ждать от внедрения RAB, BUSINESS GUIDE рассказал руководитель ФСТ России СЕРГЕЙ НОВИКОВ.


BUSINESS GUIDE: Сергей Геннадьевич, с чем связано решение о переводе электросетевых компаний на новую систему тарифообразование?

СЕРГЕЙ НОВИКОВ: Объем накопленных нерешенных вопросов в энергетике и, в частности, в сетевом комплексе достаточно велик. Вы знаете, что инвестиционные потребности компаний растут каждый год, количество заявок на присоединение, на строительство новых сетей не уменьшается. Переход на новое тарифное регулирование — это способ привлечь инвестиции в отрасль и качественно улучшить ее работу. Внедрение RAB — установка премьер-министра России Владимира Путина, которую он озвучил в своем программном выступлении перед Госдумой 8 мая 2008 года. Он обозначил основные принципы, необходимые для привлечения частного капитала в сети: это гарантии возвратности вложенных средств, а также увязка надежности и качества обслуживания потребителей с уровнем тарифы.

BG: Какие недостатки действующей системы тарифообразование подтолкнули к внедрению системы RAB-регулирования?

С. Н.: Действующая сейчас система тарифообразование основана на принципе "затраты плюс". Ежегодно регулятор проводит полную проверку затрат сетевой компании, и на основании этого утверждает определенный уровень тарифы. Через год компания возвращается, и все повторяется. Тарифы устанавливается ежегодно на основе затрат, которые смогла подтвердить регулируемая организация. Как вы понимаете, сетевые компании при таком регулировании заинтересованы в том, чтобы включить в тариф как можно больше денег, и не мотивированы на снижение издержек. При этом потребитель остается где-то за кадром: ни качество обслуживания, ни показатели бесперебойности не влияют на то, сколько он должен заплатить за электроэнергию.

Новая система тарифное регулирование была разработана ФСТ с участием основных министерств и ведомств, а также экспертов Федеральной сетевой компании и холдинга МРСК. Она строится на основе лучшего мирового опыта в области государственного регулирования естественных монополий, отличается от модели "затраты плюс". В нее заложены экономические стимулы, которые должны полностью изменить идеологию и мотивацию работы регулируемых организаций.

BG: Как отразится изменение системы тарифное регулирование сетевых компаний на тарифы для конечных потребителей?

С. Н.: Переход на другую методологию регулирования позволяет избежать резкого ценового скачка при обеспечении необходимого объема инвестиции. Период, в течение которого потребитель участвует в оплате инвестиции, фактически растягивается на 35 лет. То есть, при кратном росте вложений в сети нет кратного роста тарифы на передачу. Да, он вырастет. Но это вполне приемлемые темпы роста, причем, учитывая, что сети в конечном тарифы на электроэнергию сегодня занимают в среднем по стране процентов 27, то влияние на тариф действительно несущественное. Применение метода сглаживания, который у нас раскладывает товарный продукт на несколько лет, привело к тому, что в частности по Тверской области рост тарифы на электроэнергию планируется в размере 26% при росте товарной продукции Тверьэнерго в районе 60%. Если бы мы не применяли сглаживание, то рост тарифы на электроэнергию там был бы порядка 80-90%.

Новая система тарифное регулирование поощряет компании снижать издержки. Она предполагает, что экономия от снижения операционных издержек не будет исключена регулятором из тарифы следующих периодов, а может быть использована компанией на собственное развитие в течение следующих пяти лет. А вот спустя пять лет тариф для компании на сэкономленную величину снижается, и выгода от повышения эффективности работы сетевой организации переходит к потребителям.

BG: Вы упомянули о том, что RAB-регулирование предполагает другой уровень социальной ответственности. Можно немного подробнее остановиться на этом моменте?

С. Н.: RAB-регулирование предполагает зависимость платы за услуги сетевых компаний от качества оказываемых услуг, то есть привязку выручки компании к показателям надежности энергоснабжения и качества обслуживания потребителей. До конца текущего года должна быть разработана и принята методика оценки качества обслуживания потребителей и привязки этого показателя к тарифы. В соответствии с ней к выручке компаний и будут применяться повышающие или понижающие коэффициенты в зависимости от результатов сравнительного анализа работы распредсетей.

С внедрением RAB меняется основной источник инвестиций для развития сетей. Переход на новый метод регулирования предполагает существенное сокращение платы за присоединение и перенос инвестиционной нагрузки в тариф на передачу при достаточно умеренных темпах его роста. Начав внедрение RAB сейчас, мы действительно будем готовы в 2011 году, как определено действующим законодательством, сократить плату за присоединение к сетям для новых потребителей до стоимости строительства линии от существующей сети до энергопринимающего устройства заявителя. Это еще один важный плюс для потребителя.

BG: Изменится ли роль регулирующих органов при внедрении RAB?

С. Н.: Безусловно. Ситуация, когда плата за услугу начинает зависеть от обратной связи, от качества и надежности предоставления этой услуги, открыто указывает на начало модернизации системы государственного регулирования тарифы ЖКХ. Фактически мы сейчас переходим от регулирования субъекта естественной монополии к регулированию правоотношений, которые возникают между поставщиком услуги и ее потребителем. Такого рода задачи являются новаторскими в российской системе регулирования. С точки зрения всех процедур и норм права это колоссальные качественные изменения, которые серьезным образом меняют требования не только к регулируемым компаниям, но и к органам регулирования.

В условиях новой системы регулятору необходимо не только контролировать качество работы сетевых организаций, но и принимать правильные, взвешенные и адекватные решения по параметрам RAB. Решения регулирующих органов влекут за собой мгновенную реакцию рынка и, как следствие, влияют на стоимость капитала для регулируемых компаний и объем инвестиций. То есть региональные энергетические комиссии, по сути, являются такими же участниками процесса привлечения инвестиций, как и сетевые компании. Задача компаний — показать инвесторам надежность вложения средств и эффективность своей работы, а решениями регулятора будут определяться гарантии или риски возврата капитала для инвесторов. Таким образом, и сети, и регулирующие органы находятся "в связке", цель которой — сделать вложения средств в отрасль максимально низкорисковыми, ведь это в интересах и сетей, и потребителей.

BG: Почему нельзя было обеспечить переход на новую систему тарифное регулирование раньше?

С. Н.: По ряду объективных причин органы исполнительной власти всех уровней и сами сетевые компании оказались готовы к такому переходу только в этом году. До 2006 года говорить об отдельном регулировании сетевого комплекса, основанном на методах доходности на вложенный капитал, было бессмысленно просто из-за структурных ограничений. Отсутствовали сами организации, по отношению к которым регулирование должно применяться. В 2006 году завершилось разделение энергокомпаний по видам деятельности, после чего понадобилось время для формирования межрегиональных распредсетевых компаний. Во втором полугодии 2007 года они были сформированы в той конфигурации, в которой существуют сейчас. Одновременно с организационными изменениями шел процесс проработки нормативной базы и необходимых для внедрения RAB методик.

Кроме того, было еще одно базовое законодательное ограничение. Компании не могли использовать независимую оценку активов для целей регулирования по методу доходности на вложенный капитал, а стоимость активов по бухгалтерскому и налоговому учету у компаний сильно разнится, и не отражает адекватную оценку. С этой проблемой столкнулись не только мы, но и сетевые компании других стран, которые переходили к тарифному регулированию на основе доходности на вложенный капитал. Проблема была преодолена в ноябре минувшего года подписанием федерального закона N 250, который снимал это ограничение для сетевых компаний. Это вторая краеугольная веха, которая позволила перейти к RAB-регулирование. Я думаю, что в других отраслях это будет происходить примерно таким же образом.

BG: Сегодня на новые тарифы уже перешли несколько распределительных сетевых компаний. Какими темпами будет продвигаться дальнейшее внедрение RAB?

С. Н.: В 2008 году было внедрено три пилотных проекта. (Пока номер готовился правлением ФСТ России были приняты решения еще по трем распределительным сетевым компаниям). В течение 2009 года мы будем продолжать работу по переводу компаний на новую систему тарифное регулирование. Для того чтобы они могли включаться в новую систему в течение года, а не только до начала годового периода регулирования, сейчас готовятся соответствующие поправки в постановление N 109 "О ценообразовании в отношении тепловой и электрической энергии в РФ". В 2010 году мы ожидаем переход на RAB Федеральной сетевой компании.

Более того, уже есть поручение, пусть и без жестких сроков, касающееся перевода на RAB ЖКХ. Несмотря на, казалось бы, крайне серьезную ситуацию и общее отношение к этой сфере как к чему-то предельно проблемному, среди тех поручений правительства, которые нам сейчас даны, и поручений, которые только обсуждаются, есть внедрение новых принципов регулирования в ЖКХ, прежде всего в теплоснабжении и водоснабжении. Рассматривается и переход на новую систему регулирования и газоснабжения. Теперь только вопрос времени, когда формализованные методики появятся в практике регулирования других инфраструктурных отраслей.



Вернуться к разделу статей

Расчет нормативной численности персонала: для организаций ЖКХ, энергетики, бюджетных учреждений

Инвестиционные программы в сфере ЖКХ