Лекс Консалтинг

8 (3452) 403-434

gkh.lex@gmail.com  Skype: kg_lex

 

Построил – передал – эксплуатирую



Источник: www.moskv.ru

Пока депутаты обсуждали потенциальные возможности для частных инвесторов превратиться в концессионеров, иностранные компании изучали российский рынок. Еще в конце 90-х годов прошлого столетия французские компании, занимающиеся водоснабжением, анализировали возможности сотрудничества с российскими «водоканалами».

Правда, тогда все затормозилось из-за неясностей в законодательной базе, подкрепленных значительными инвестиционными рисками. Так что, настало их время? И принятый закон о концессиях открывает заинтересованным частным компаниям – как зарубежным, так и отечественным - широкую дорогу на просторы российской экономики?

Так ли это на самом деле, и какие ограничения закон оставил для инвесторов, «Квартирному ряду» рассказал Дмитрий Хомченко, руководитель проекта «Городское хозяйство» Фонда «Институт экономики города».

От общих слов к делу

В принципе, решение одобрить закон, которое приняли недавно депутаты Государственной Думы, можно назвать актом политической воли – дискуссии по каждой спорной позиции можно было продолжать еще не один десяток лет.

До третьего чтения закон дошел в несколько урезанном виде. Во-первых, из него была исключена возможность концессии недр, – а к ним относятся, к примеру, нефтяные месторождения, – для них будет сделан специальный закон. Во-вторых, рассматриваемый закон не затрагивает сферу природопользования – здесь концессионные соглашения будут

заключаться, если соответствующие разделы о концессиях появятся в Водном и Лесном кодексах.

Зато действующий закон о концессиях в полном объеме распространяется на все инфраструктурные объекты – в том числе, все объекты коммунального комплекса. Даже метрополитен отныне может быть отдан в концессию частникам, правда, существуют большие сомнения, что найдутся желающие.

Особый путь России?

В соответствии с законом определение концессии как бы «распадается» на две составляющие. Инвестор сначала обязан создать (воссоздать) объект инфраструктуры, который находится в государственной или муниципальной собственности и не может быть приватизирован, а затем получает от концедента возможность его эксплуатировать, «отбивая» таким образом свои вложения и получая в дальнейшем доход.

В мире концессию понимают гораздо шире. Но у нас решили, что нужно сделать хотя бы такой первый шаг – а дальше будет видно. Если возникнет необходимость, перейти к другим видам взаимодействия государства и частного бизнеса – закон будет дополнен. Ведь закон согласовывался так долго еще и потому, что наши властные структуры не понимали, зачем нужны еще и концессии, когда существует аренда, подряд и т. п., – то есть давно описанные в российском законодательстве виды договоров.

В России есть примеры отношений коммерции и государства в рамках существующего правового поля. В частности, в Москве станции водоочистки в Бутове и Зеленограде построены частной компанией с участием немецкого капитала, которая в течение двенадцати с половиной лет занимается их эксплуатацией, не передавая в собственность города. Когда истечет срок, эти объекты перейдут в собственность Москвы и будут переданы на баланс «Мосводоканала». Хотя такой договор и не был назван концессионным, но, по существу, им являлся.

Теперь такие схемы концессии невозможны. Как только объект концессионного соглашения будет построен, он тут же должен быть оформлен в качестве имущества, находящегося в публичной собственности. Таким образом, вся деятельность концессионера в России «укладывается» в три слова: построил – передал – эксплуатирую.

Ближайшие перспективы

Все ждут, что закон вдохновит инвесторов, и они станут активнее. Особенно это касается интересных для бизнеса сфер ЖКХ, таких, как водоснабжение и водоотведение (проще говоря, канализация), а также строительство автомобильных дорог общего пользования.

В законе зафиксирован жесткий список условий, при которых возможно заключение концессиального соглашения.

Что немаловажно для России, четко определены вопросы предоставления концессионеру земельного участка, на котором уже расположен предназначенный к реконструкции или будет размещен вновь построенный объект инфраструктуры. Как только публичный собственник заключит с инвестором договор, не позднее двух месяцев с этого момента с ним же должен быть оформлен и договор аренды земельного участка. Это предотвратит ненужные осложнения. К примеру, концессионер построил дом отдыха, но землей, на которой он стоит, пользоваться не может, так как она непонятно кому принадлежит и непонятно на каком праве передана концессионеру. А он мог бы разместить там торговые точки, устроить места отдыха, поставить карусели для детей, наконец.

В общем, в законе есть не только простые и понятные правила игры, но и серьезные гарантии для частного капитала.

Прямо и открыто

Не секрет, что в России множество законов остаются лишь декларацией о намерениях, потому что не принимаются необходимые нормативные подзаконные акты, которые должны регламентировать порядок применения на практике правовых норм закона. Самый известный печальный пример – «пакет» о доступном жилье.

В этом смысле, потенциальным концессионерам повезло больше. Их закон – так называемого прямого действия, то есть в нем максимально подробно описаны все правила игры. Если и потребуются какие-то подзаконные акты, то только вспомогательного характера.

Концессионные соглашения заключаются только в результате открытого конкурса. Описанию процедуры конкурсного отбора посвящена примерно треть всего документа. На взгляд экспертов, та степень открытости, которую концедент вправе потребовать от потенциального концессионера, может последнего даже отпугнуть. Предельные сроки концессионного договора не определены – каждый случай будет рассматриваться в индивидуальном порядке.

Теоретически, бизнес-сообщество законом должно быть удовлетворено. Так ли это на самом деле – ответят время и опыт.

Наталья Самарина



Вернуться к разделу статей

Расчет нормативной численности персонала: для организаций ЖКХ, энергетики, бюджетных учреждений

Инвестиционные программы в сфере ЖКХ