Лекс Консалтинг

8 (3452) 403-434

gkh.lex@gmail.com  Skype: kg_lex

 

Мировой опыт ГЧП в коммунальном хозяйстве



Источник: http://www.nisse.ru/

В докладе на основе анализа международного опыта определяются основные факторы успеха и неудач государственно-частных партнерств (ГЧП) в инфраструктурных отраслях экономики, обсуждается применимость полученных результатов и выводов к реализации ГЧП в России. Анализ международного опыта реализации государственно-частных партнерств позволяет заключить, что основными факторами, ограничивающими интерес частного бизнеса к участию в ГЧП, являются высокие институциональные и коммерческие риски, а также законодательные и социально-экономические ограничения, не позволяющие частным инвесторам получить приемлемую доходность на свои вложения.

1. Статистика государственно-частных партнерств

Применительно к коммунальному хозяйству, государственно-частное партнерство (далее – ГЧП) определяется как делегирование частному сектору на контрактной основе на определенный срок функции управления государственными (или муниципальными) системами коммунальной инфраструктуры и предоставления коммунальных услуг. Последнее десятилетие ХХ века ознаменовалось глобальным развитием ГЧП в коммунальном хозяйстве, энергетике, транспорте и связи. Но не всегда привлечение частного бизнеса к управлению коммунальной инфраструктурой оказывалось удачным или даже возможным.

В развивающихся странах и странах с переходной экономикой в период с 1990 по 2001 год в инфраструктурных отраслях между органами публичной власти и частным бизнесом было заключено примерно 2,5 тысяч партнерских соглашений, которые включали инвестиционные обязательства на сумму более 750 млрд. долларов [6]. Но если до 1997 года наблюдался постоянный рост частных инвестиций в инфраструктурные проекты, то после финансовых кризисов 1997-1998 годов наблюдается их сокращение (см. Таблицу 1). В частности, в регионе Европы и Центральной Азии в 2001 году имело место резкое падение частных инвестиций в инфраструктуру - до 6,5 млрд. долларов, что в 3,5 раза меньше уровня предыдущего года и в 2,5 раза – уровня 1997 года!

Таблица 1. Инвестиции в инфраструктурные проекты с участием частного сектора в развивающихся странах и странах с переходной экономикой в период с 1990 по 2001
(в млрд. долларов США)

.

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Всего

Регион мира

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

Восточная Азия и Океания

2.6

4.3

9.6

14.6

18.6

24.7

33.2

41.3

12.2

16.0

17.5

16.1

210,6

Европа и Центральная Азия

0.1

0.4

1.4

1.5

4.3

9.4

12.2

15.7

12.9

9.9

22.9

16.1

97,2

Латинская Америка и Карибские острова

14.6

12.7

16.2

19.0

19.2

19.7

28.8

54.3

75.6

38.7

38.3

23.2

360,5

Ближний Восток и Северная Африка

0.0

- a

0.0

3.6

0.4

0.1

0.4

5.6

3.2

2.9

4.1

2.4

22,8

Южная Азия

0.4

0.8

0.1

1.4

3.3

4.1

6.5

6.7

2.7

4.9

4.2

4.6

39,6

Африка

0.1

0.0

0.1

0.0

0.8

0.9

1.5

4.8

2.7

4.7

3.4

4.6

23,4

Сектор экономики

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

Электроэнергия

1.3

1.3

8.9

11.1

15.2

20.9

30.6

48.7

24.6

14.4

26.4

10.0

213,3

Природный газ, транспортировка и распределение

-

-

4.0

4.6

1.8

4.1

3.0

3.3

6.5

3.7

2.3

1.2

34,5

Телеком-
муникации

6.2

13.5

7.9

10.9

20.3

20.1

29.7

45.4

57.3

43.3

45.3

31.7

331,4

Транспорт

10.3

3.3

4.6

5.7

8.9

12.0

17.4

21.7

18.4

8.9

11.6

12.4

135,3

Водоснабжение и водоотведение

-

0.1

2.0

7.9

0.5

1.8

1.9

9.3

2.4

6.9

4.8

2.2

39,7

Всего

17.8

18.2

27.3

40.1

46.6

58.9

82.6

128.4

109.3

77.1

90.9

56.9

754,2

Примечание : а – участие частного сектора в данной отрасли инфраструктуры не имело места
Источник : PPI Project Database [6]

Среди факторов, определивших столь заметное падение объема инвестиционных обязательств со стороны частного сектора, следует указать возросший уровень рисков и низкую платежеспособность конечных потребителей в странах с невысокими доходами населения.

Действительно, передача ответственности от государства частному сектору сопровождается передачей соответствующих рисков: от коммерческих до инвестиционных. И если риски покажутся частному оператору (а точнее стоящим за ним инвесторам) «неприемлемыми», то он предпочтет отказаться от деятельности, с которой они связаны, так как премия за риск (в виде требуемой доходности на вложенный капитал) закладывается в цену, рост которой ограничен социально-политическими факторами [4].

В Обзоре, подготовленном ОЭСР и Всемирным Банком в 2002 г., ряд международных компаний-операторов, управляющих объектами водопроводно-канализационного хозяйства (ВКХ), были опрошены на предмет оценки ими степени рисков, связанных с участием в инвестиционных проектах в ВКХ в различных странах Содружества Независимых Государств (СНГ) и Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ). Ключевыми факторами риска, упомянутыми частными компаниями-операторами, являются: низкие тарифы на водоснабжение, риск разрыва договорных отношений, макроэкономические риски и риск политического вмешательства [9].

2. Факторы, формирующие интерес частного сектора к партнерству

Обобщая международный опыт, необходимо указать следующие важнейшие факторы, которые ограничивают интерес частного сектора как к концессиям, так и к участию в управлении коммунальной инфраструктурой в рамках иных форм ГЧП:

  • Институциональные факторы (политические, правовые, судебные институты и институты регулирования);
  • Экономические факторы (доходы населения, валютная политика);
  • Факторы, увеличивающие коммерческие риски.

2.1. Институциональные факторы

Согласно Д.Норту, можно выделить пять важнейших институциональных факторов, налагающих жесткие ограничения на выбор структуры управления (то есть специфических организационных соглашений), и на функционирование этих соглашений [3]. Эти факторы следующие:

  1. законодательные и исполнительные институты;
  2. судебные институты;
  3. административные возможности;
  4. обычаи и другие принятые нормы;
  5. борьба социальных интересов (идеология и т.д.).

В данном докладе мы рассмотрим только институты регулирования, а также поговорим о политических рисках.

Регуляторные и политические институты

Выгоды, ожидаемые от участия частных компаний в предоставлении коммунальных услуг, часто сильно сокращаются в результате постоянного вмешательства в их работу со стороны органов власти. Причина проста: такое вмешательство позволяет трансформировать квази-ренту 1 в политическую ренту.

Существует несколько способов изъятия квази-ренты у частных инвесторов. Первейшие из них – тарифное регулирование и пересмотр условий контракта. Политическая зависимость регулирующего органа обычно приводит к тому, что он в популистских целях может отказаться от просьбы оператора повысить тариф, даже если просьба вызвана объективным ростом цен в экономике (а, следовательно, и затрат частного оператора). Следовательно, для предотвращения трансформации квази-ренты в политическую ренту, регулирующий орган, также как и судебная система, должен быть максимально независимым от политического влияния 2.

Заметим, однако, что политические риски связаны не только с функционированием органов тарифного регулирования. Вообще, возможна следующая классификация политических рисков:

  • риск экспроприации активов;
  • риск экспроприации квази-ренты;
  • риск потери управленческой автономии.

Некоторые из этих рисков относятся к так называемым «страновым» рискам, некоторые – к «регуляторным». Тем не менее, по оценкам частных инвесторов, все эти риски достаточно велики в развивающихся странах и странах с переходной экономикой. По крайней мере, можно утверждать, что в странах с более низкими доходами политические риски (при прочих равных) будут больше, чем в странах с более высокими доходами. Следовательно, при прочих равных, в странах с низкими доходами частные инвесторы будут рисковать меньшими объемами средств, а также будут стремиться получить гарантии возврата своих инвестиций от правительств или международных агентств, страхующих политические риски.

Например, Берег Слоновой Кости и Гвинея имели слабую институциональную защиту против экспроприации, и это было одной из главных причин, почему власти столиц обеих стран выбрали такую форму ГЧП как аренда, избавив частного оператора от инвестиционных рисков в рамках концессии.

Говоря о влиянии институтов на участие частного сектора в управлении коммунальной инфраструктурой, также важно отметить, что эти институты являются взаимозависимыми, и слабость одних может быть частично компенсирована силой других.

Действительно, с одной стороны, сильная и независимая судебная система может ограничить возможности публичной власти нарушать свои обязательства, прописанные в концессионном соглашении. С другой стороны, сильные политические институты могут заменить слабые правовые и регуляторные институты 3.

Например, в Буэнос-Айресе регулирующий орган был сильно политизирован, что снижало доверие к его обязательствам и вынуждало исполнительную власть вмешиваться в процесс регулирования. При этом частный оператор пытался защитить себя через апеллирование к федеральному органу исполнительной власти, который был озабочен репутацией Аргентины перед международными инвесторами. И федеральное министерство в обход принятых норм отстранило регулирующий орган от процесса пересмотра контракта в 1997 году. В 1998 году оператор снова обратился к федеральной власти, и тариф был поднят на 4,6%, тогда как регулирующий орган согласился с повышение тарифа только на 1,6% [11].

2.2. Экономические факторы

Среди экономических факторов, оказывающих наибольшее влияние на интерес частного бизнеса к участию в ГЧП, следует выделить:

  • отсутствие или неразвитость местных финансовых рынков;
  • макроэкономическая политика (в том числе валютная и бюджетная);
  • приемлемость тарифов для населения.

Заметим, что лишь последний фактор является специфичным для коммунального хозяйства.

Приемлемость тарифов для населения

Инвестиционная программа должна предусматривать источники доходов, из которых будут погашаться сделанные капитальные вложения. Важнейшим источником являются платежи потребителей услуг. Но в развивающихся странах и странах с переходной экономикой остро стоит проблема приемлемости тарифов. В странах со слабой институциональной средой и/или низкими доходами населения могут возникать сложности при принуждении потребителя платить ту цену, которая обеспечивает рентабельность проекта. В результате, возникают опасения, что объемы неплатежей могут стать значительными. При этом закладываемая в тариф премия за риск неплатежей лишь усугубляет ситуацию. Неспособность местных бюджетов покрыть требуемую разницу, очевидно, также создаст проблемы с окупаемостью вложенных средств. Видя эти проблемы до заключения контракта, частный оператор предпочтет отказаться от концессии, или, если бедное население проживает компактно, - от реализации концессии в районах проживания городской бедноты.

В этом смысле тяжелая ситуация сложилась в Буэнос-Айресе, где, по условиям договора, бедные районы города должны были быть подключены к системе городского водоснабжения, но вскоре выяснилось, что жители этих районов не в состоянии платить по тем тарифам, которые были запланированы. Часть подключаемых потребителей должна была заплатить сумму, равную 18% их доходов только за подключение [5]. Масштабы этой проблемы и ее последствия проявились с особой силой тогда, когда в одном из бедных районов города начались стихийные бунты.

Другой пример - г. Тукуман (Аргентина), где в середине 90-х двукратный рост тарифов (для возмещения затрат на обширную инвестиционную программу) и приход к власти нового губернатора, негативно относящегося к приватизации коммунального предприятия водоснабжения в этом городе, привели к досрочному прекращению реализации концессионного проекта [8].

Таким образом, точная оценка платежеспособного спроса и уровня тарифа, который был бы приемлем для большинства населения, будучи достаточно сложным делом, в то же время исключительно важна для будущего концессионера, так как ошибка здесь может стоить самой возможности успешной реализации концессии.

2.3. Неопределенность в исходных данных

Речь идет о неопределенности относительно текущих объемов спроса и неопределенности относительно текущего состояния и восстановительной стоимости основных производственных фондов. Интересно заметить, что эти факторы влияют не только на инвестиционные, но и на коммерческие риски.

Неопределенность относительно объемов спроса

Значение точности предсказания будущего платежеспособного спроса усиливается из-за высокого удельного веса постоянных затрат в общих затратах фирм 4 , работающих в инфраструктурных отраслях. Действительно, в этом случае даже сравнительно небольшое снижение объема реализации от ожидаемого значения может привести к существенному падению выручки и прибыли.

Помимо отсутствия счетчиков на границе эксплуатационной ответственности коммунального предприятия и системы расчетов по ним, другим источником неопределенности относительно текущих объемов спроса является ситуация, когда часть подключений вообще не зарегистрирована. Это имело место, например, в Мехико до начала реформы при относительно высоком уровне охвата населения услугой централизованного водоснабжения около 15% потребителей вообще не получало счетов и, следовательно, не платило за воду [7].

Применение так называемого двухставочного тарифа позволяет снизить риск колебания доходов, связанных с колебаниями спроса, однако оно не полностью решает проблему в случае большой доли незарегистрированных подключений.

Неопределенность относительно технического состояния и стоимости основных фондов

Эта неопределенность не позволяет с приемлемой точностью оценить затраты, необходимые для достижения предусмотренных контрактом эксплуатационных показателей. Одной из причин данной неопределенности и невозможности ее снижения до приемлемого уровня является то, что часть объектов сетевой коммунальной инфраструктуры скрыта под землей, в результате чего трудовые и материальные затраты на оценку их текущего состояния и восстановительной стоимости нередко запретительно велики.

Как отмечают У.Саведов и П.Спиллер, в абсолютном большинстве случаев концессии выдавались при существенной неопределенности относительно состояния и стоимости основных фондов (ни государство, ни претенденты на концессию не имели во время торгов никаких информационных преимуществ в этом отношении) [10] 5 . И это проблема не только развивающихся стран. Даже в Великобритании во время приватизации систем ВКХ «органы власти на местах зачастую просто не знали, где и какие принадлежащие им объекты расположены, и тем более не знали, в каком состоянии они находятся» [5].

Конечно, если по контракту с муниципалитетом частный оператор возьмет на себя ответственность за надежность и безопасность системы водоснабжения и за достижение определенных эксплуатационных показателей, то он, естественно, постарается сделать оценку затрат, необходимых для достижения этих показателей. Но что делать, если состояние системы окажется хуже, чем предполагал оператор, произведенные дополнительные расходы не будут покрыты доходами, а муниципалитет откажется пересматривать тариф? В таком случае, либо доходность проекта для оператора будет ниже плановой, либо оператор не выполнит своих обязательств и даст повод для досрочного расторжения контракта, чем может лишь усугубить свои потери.

Если же оператору позволят включить в тариф соответствующие дополнительные расходы, то этот тариф может оказаться неприемлемо высоким для населения, и в результате может снизиться собираемость платежей. Вдобавок, и население, и власти будут подозревать, что оператор пытается их обмануть, «накрутить» затраты, злоупотребляя своей монопольной властью.

Заключение

  • В последние годы наблюдается значительное снижение частных инвестиций в коммунальную инфраструктуру. Это особенно заметно в секторах водо- и электроснабжения. Среди факторов, которые определили такое развитие событий, следует указать высокий уровень рисков и низкую платежеспособность бытовых потребителей в странах с невысокими доходами населения.
  • Анализ международного опыта ГЧП позволяет заключить, что основными факторами, ограничивающими интерес частного бизнеса к участию в ГЧП, являются высокие институциональные и коммерческие риски, а также законодательные и социально-экономические ограничения, не позволяющие частным инвесторам получить приемлемую доходность на свои вложения.
  • Анализ проваленных проектов ГЧП в различных инфраструктурных секторах позволяет выделить следующие ключевые причины неудач: ошибки в прогнозе капитальных затрат и объемов спроса, невозможность своевременно поднять тарифы и собираемость платежей до уровня достаточного для окупаемости сделанных капитальных вложений.

Полученные выводы применимы к анализу ситуации в России с определенными оговорками:

  • во-первых , в отличие от стран африканского континента, в России гораздо выше доходы населения, а следовательно, и уровень тарифов, приемлемых для населения;
  • во-вторых , в отличие от большинства латиноамериканских стран, в России в краткосрочной перспективе не стоит проблема экспроприации частной собственности;
  • в-третьих , в отличие от многих развивающихся стран и стран с переходной экономикой, в России менее остро стоит проблема незаконных подключений, т.к. нет масштабного нелегального жилищного строительства;
  • в-четвертых , в отличие от многих развивающихся стран и стран с переходной экономикой, в России намного меньше валютные риски, макроэкономические и ряд политических рисков;
  • в-пятых , ряд принятых в России в последнее время законодательных актов позволили существенно сократить регуляторные риски, однако, помимо регуляторных рисков значительное негативное влияние на финансовую устойчивость коммунальных предприятий, оказывающих услуги непосредственно населению, в России оказывает существующая система категориальных льгот населению и дотирования коммунальных предприятий.

В то же время у России есть много общего с развивающимися странами, включая: проблемы, связанные с колоссальным дефицитом долгосрочного заемного финансирования, что сдерживает развитие концессионных проектов, проблемы неопределенности в исходных данных (особенно в отношении состояния и стоимости основных производственных фондов), что затрудняет передачу частному сектору ответственности за содержание и ремонт объектов коммунальной инфраструктуры. Но, пожалуй, самой важной негативной чертой российской институциональной среды, объединяющей нас с другими развивающимися странами, является короткий горизонт планирования и принятия решений, до сих пор преобладающий в органах публичной власти всех уровней.

В заключение отметим, что в настоящем докладе были исследованы факторы, формирующие интерес частного бизнеса к ГЧП, тогда как факторы успеха и неудач проектов ГЧП с точки зрения публичной власти и потребителей соответствующих услуг остались, в основном, за рамками данного доклада. Определение и анализ соответствующих факторов является не менее актуальной задачей, которая стоит сегодня перед исследователями ГЧП.

Список использованной литературы

  1. Альтернативные формы экономической организации в условиях естественной монополии. Фонд «Бюро экономического анализа». – М., ТЕИС, 2000.
  2. Бригхем Ю., Гапенски Л. Финансовый менеджмент: Полный курс. СПб.: Экономическая школа, 2000.
  3. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997.
  4. Мартусевич Р.А. Ограничения на участие частного сектора в управлении коммунальной инфраструктурой: уроки из зарубежного опыта // Студенческий семинар профессора Е.Г. Ясина: сборник докладов. М.: Издательский дом ГУ-ВШЭ, 2004.
  5. Тыртышов Ю.П. Приватизация коммунальных служб. Зарубежный опыт. Спб.: ООО «Издательство «Лимбус Пресс», 2003.
  6. Izaguirre A.K. Private Infrastructure: A Review of Projects with Private Participation, 1990-2001. Public Policy for the Private Sector. Note No. 250, October 2002.
  7. Kerf M., Gray R.D., Irwin T., Levesque C., Taylor R.R. “Concessions for Infrastructure: A Guide to Their Design and Award.” Technical Paper No.389. Washington, D.C.: World Bank, 1998.
  8. OECD. Global Trends in Urban Water Supply and Waste Water Financing and Management: Changing Roles for the Public and Private Sectors. Paris: OECD, 2000.
  9. OECD and World Bank. Private Sector Participation in Municipal Water Services in Central and Eastern Europe and Central Asia, Conference Write-Up, 10-11 April 2002, Paris.
  10. Savedoff W.D., Spiller P.T. Spilled water: institutional commitment in the provision of water services. Washington: Inter-American Development Bank, 1999.
  11. Shirley M.M., Menard C. Cities Awash: A Synthesis of the Country Cases. In Shirley M.M. (ed.). Thirsting For Efficiency: the Economics and Politics of Urban Water System Reform. Pergamon, 2002.

Мартусевич Р.А.
аспирант ГУ-ВШЭ

(Из материалов VII международной научной конференции "Модернизация экономики и государство", 4 - 6 апреля 2006 г.)



Вернуться к разделу статей

Расчет нормативной численности персонала: для организаций ЖКХ, энергетики, бюджетных учреждений

Инвестиционные программы в сфере ЖКХ