Лекс Консалтинг

8 (3452) 403-434

lex@g-k-h.ru  Skype: lexconsalting

 

ВЭБ поделит инфраструктурные риски между государством и бизнесом

2 Июля 2008

Инфраструктурные барьеры мешают российской экономике. Расчистить путь государство намерено вместе с частными инвесторами. Роль проводника между финансовыми возможностями государства и интересами бизнеса возьмет на себя Внешэкономбанк (ВЭБ). Вчера он объявил о создании центра развития государственно-частного партнерства (ГЧП). Этот центр займется отбором инфраструктурных проектов и станет искать для них частных инвесторов.

В поисках рубля

Модернизация инфраструктуры через развитие ГЧП - заветная мечта правительства. Для этого создали Инвестфонд, открыли особые экономические зоны (ОЭЗ). И если от ОЭЗ есть пусть и минимальный эффект (например, в Татарстане начато серийное производство микроавтобусов Fiat), то Инвестфонд возложенных на него надежд пока не оправдывает. Из 20 отобранных проектов финансирование начато по одному-двум. Причина - бесконечные бюрократические согласования. Одновременно развитие ГЧП сдерживает несовершенство законодательства. Особенно это касается разделения прав и рисков между государством и бизнесом.

Несмотря на все сложности, в ВЭБе считают, что решить инфраструктурные проблемы через механизм ГЧП можно. За три с половиной года ВЭБ намерен отобрать на региональном и муниципальном уровнях 21-28 инфраструктурных проекта. Два проекта будут сверхкрупными, стоимостью более 30 млрд рублей каждый, уточняют в банке. У пяти-шести проектов бюджеты составят по 5 млрд рублей, стоимость остальных - около 2 млрд рублей каждый. "По сути мы станем выполнять функции системного интегратора, помогая муниципалитетам и регионам искать частных инвесторов", - говорит директор центра ГЧП Александр Баженов.

В некоторые проекты ВЭБ готов вложиться самостоятельно. В банке надеются,что к 2012 году 30% кредитного портфеля, который, по прогнозам, достигнет 850 млрд рублей (сейчас 220 млрд рублей), составят проекты на основе ГЧП. "Пока что в портфеле банка практически нет инфраструктурных проектов, в основном промышленные", - признается Баженов. Центр ГЧП будет отбирать проекты в области транспортной инфраструктуры, энергетики, ЖКХ, образования, здравоохранения, обороны и безопасности. Среди уже реализуемых с помощью ВЭБа проектов ГЧП - модернизация водопроводной сети в Ростовской области, а также создание корпорации развития Калужской области. Она займется решением инфраструктурных проблем на территории автомобильного кластера.

Процент на старость лет

Инфраструктурные проекты ВЭБ рассматривает не только как средство ускорения экономического роста, но и как инструмент для преумножения пенсионных накоплений граждан, которыми он управляет. Сейчас ВЭБ может держать пенсии только в госбумагах с наивысшим рейтингом надежности. Как результат - по итогам года доходность от управления пенсионными накоплениями ниже, чем уровень инфляции. Для решения этой проблемы ВЭБ просит правительство расширить список бумаг, в которых можно хранить деньги будущих пенсионеров. В частности, в ВЭБе планируют держать часть пенсионных накоплений в инфраструктурных облигациях. "Во всем мире принято, что пенсионные деньги - один из источников финансирования инфраструктурных проектов", - утверждает Баженов. Срок окупаемости инфраструктурных проектов - 20 лет. "Как раз столько осталось и до первых выплат из того фонда пенсионных денег, которым сейчас управляет ВЭБ", - напоминает Баженов.

Чтобы инфраструктурные облигации появились на рынке, добро должны дать правительство и Федеральная служба по финансовым рынкам. "В принципе, этот вопрос можно решить в течение полугода", - считает Баженов. Насколько повысится доходность инвестирования пенсионных накоплений от возможности держать их в инфраструктурных облигациях, в ВЭБе пока не подсчитали. Однако главная цель - не преумножить, а сохранить деньги. Например, доходность от управления пенсионными накоплениями в первом квартале этого года составила 3,54% годовых. Инфляция за аналогичный период - 4,8%.

Чем ГЧП отличается от ГКЧП?

ВЛАДИСЛАВ КОРОЧКИН / вице-президент, руководитель комитета "ОПОРЫ России" по административной реформе и борьбе с коррупцией:

- Государственно-частное партнерство по определению предполагает, что существует (или, по крайней мере, сосуществует) экономика, построенная на частной собственности. А потому, наверное, не стоит проводить аналогии с ГКЧП. Кроме того, государственно-частное партнерство вообще является достаточно широким понятием. Оно может быть вполне конструктивным, если его не перекашивать и не придавать ему значения, которое часто пытаются придать (значение некой обязаловки для тех или других коммерческих структур на участие в исполнении каких-либо государственных функций). То есть ГЧП должно формироваться на основе добровольного волеизъявления как со стороны государства, так и со стороны частных компаний или физических лиц. В этой ситуации оно несет большую положительную общественную нагрузку и играет серьезную развивающую роль.

АНДРЕЙ НЕЧАЕВ / президент банка "Российская финансовая корпорация", министр экономики РФ в 1992-1993 годах:

- Похожи они, наверное, тем, что и то, и другое возникло недобровольно, с точки зрения граждан. А различаются как минимум продолжительностью своего существования. При этом у государственно-частного партнерства, безусловно, имеются свои плюсы, которые проявляются тогда, когда бизнес к этому партнерству не вынуждают искусственно, а когда он сам объединяет свои усилия с властью для решения каких-то актуальных задач. То есть не должен нарушаться главный принцип бизнеса - принцип эффективности и прибыльности. Кроме того, не должно быть и обратного эффекта: ущерб государству наноситься не должен. В таком случае это будет не просто форма перекачивания государственных денег в частный бизнес, а реальное развитие экономики.

АЛЕКСАНДР ИОФФЕ / президент Российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства:

- Если говорить по-серьезному, то государственно-частное партнерство должно быть истинным, а не псевдопартнерством. То есть по деньгам государство и бизнес могут выступать и не на равных. Но в любом случае это должен быть прежде всего паритетный разговор с открытыми картами и учетом интересов друг друга (причем в первую очередь даже не государства, а частника - как более слабого партнера). Хотя у меня есть ощущение, что так происходит не всегда. Мало того, хотелось бы также отметить, что, если проект может реализовать частный интерес сам по себе, тогда и нечего устраивать сложную процедуру: можно обойтись вообще без государства.

ИРИНА ХАКАМАДА / бывший председатель государственного комитета РФ по поддержке и развитию малого предпринимательства:

- Думаю, что государственно-частное партнерство - это и есть ГКЧП, только в рыночном варианте. То есть это огосударствление, при котором, правда, можно зарабатывать деньги. Судите сами, чем отличается чисто государственное предприятие от государственно-частного партнерства? Тем, что в последнем есть хоть немного рынка.

Источник: www.gzt.ru


Вернуться к списку новостей

Расчет нормативной численности персонала: для организаций ЖКХ, энергетики, бюджетных учреждений

Инвестиционные программы в сфере ЖКХ